Круговорот любви

9 Июн

Круговорот любви

Сказка для больших и маленьких

krugovorot

 

Сверкали молнии, клубились грозные темные тучи, неуемными струями проливался ливень. Метался свирепый ветер, поднимая и разнося повсюду ветки, листья. В этом вихре семечко подсолнуха улетало все дальше и дальше от родительского места.

Наконец, оно влетело в ямку и застряло там. Ветер принес кусочки земли, листья, травинки и прикрыл семечко сверху, а ливень щедро полил его. Так оно обрело свой дом, где было тихо, тепло и влажно. Постепенно ветер стих, тучи расступились и выглянуло солнце.

Через некоторое время Семечко поняло, что здесь есть все для комфортной жизни: и питание, и воздух, проникающий сквозь почву; проползающие мимо черви разрыхляли пространство вокруг него; нередко просачивалась влага – наверное, наверху в это время шел дождь. Просто чудесное место.

Незаметно прошло какое-то время. Семечко набухло и лопнуло, и из трещинки появился маленький росток, который стал потихоньку пробиваться кверху.

Корни некоторых соседних растений предостерегали его:

— Ну, что ты так стараешься? Вот мы, например, вырастили и выпустили на поверхность ростки, а они погибли – кого-то раздавили, кого-то сорвали, кого-то съели животные. Мир там, наверху, недобр и полон опасностей, а мы беззащитны.

— Ну, не у всех такая судьба, — возражали им корни других растений. – С нашими ничего плохого не случилось. Простояли весь прошлый сезон, стоят и сейчас целехоньки.

— Значит, вам повезло-о-о…

— У каждого своя судьба, — многозначительно говорили третьи. – Даже если по нашим верхам пройдется кто-то, оторвет наши листики или сломает ветки, мы-то все равно останемся и сможем снова вырастить верхнюю часть. Вся сила – в нас; и какая бы судьба их ни постигла, пока живы мы, корни, жив и наш род. Вон, спросите у корней  травы – ее регулярно косят, а она снова отрастает.

Корни травы оживленно зашевелились и подтвердили:

— Да уж, упорства нам не занимать.

— А нам рассказывали, — вступили в беседу четвертые, — что в заброшенных людьми местах растениям и вовсе раздолье – разрастаются так буйно, что потом и зданий-то не видно.

— Да, так что, несмотря ни на что, живучи мы, — с гордостью за свое племя подтвердили те.

— Да уж, да уж, — поддержали их остальные, а корень Старого Дерева обратился к новичку:

— Это – цикл жизни, пищевая цепочка, которыми управляет круговорот в природе.

— Ух ты! А это что за невидаль? – удивился Росток. Он был совсем юн и еще многого не знал об устройстве мира.

— Это про то, что весь мир задуман как  круговорот жизни и смерти.

— Ой, а это как? – заволновался Росток. – Расскажите подробнее, пожалуйста.

— А это когда смерть одного помогает жизни другого, — с философским спокойствием объяснил корень Дерева.

— Не может быть! – изумленно воскликнул Росток.

— Вон, например, ползет Дождевой Червь, — начал свой рассказ корень Дерева. – Он разрыхляет вокруг нас почву и, тем самым, помогает нам получать из нее питание. А сам, вылезая на поверхность, подбирает наши опавшие листья, которыми и питается. В свою очередь, мелких грызунов, питающихся выращенными нашими сотоварищами зернами, поедают более крупные животные. А тех – еще более крупные. Вот так и создается круговорот жизни и смерти.

— Интере-есно ка-ак…, — завороженно проговорил Росток. Он помолчал – нужно было обдумать то, что услышал.

— А знаешь ли ты, что ты – избранник жизни?

Росток озадаченно уставился на старого корня.

— Задумайся: ты не высох, не пропал, тебя не съели. Ты жив. Ты растешь. А остальные твои собратья-семечки – многие ли из них попали в благоприятные для рождения условия? Скорее всего, единицы. Вот потому считай себя счастливчиком.

— И вы?

— И я тоже.

— И Дождевой Червь?

— И он. Правда, он постоянно боится – а выживет ли: потому что, если на него наткнется крот, его уже никто не защитит.

— Да, — горько вздохнул проползавший мимо Дождевой Червь. – А вы бы не боялись, когда твоя жизнь зависит от случайности? Знаешь, страшно жить с ощущением небезопасности. Так и трясусь все время. – Помолчав, он вздохнул еще раз, оглянулся и попрощался: — Ну, я пополз, авось, повезет.

— До следующей встречи! – обнадеживающе крикнул ему вслед Росток.

Прошло некоторое время. Росток старательно рос и наступил день, когда пробил поверхность земли. Выглянув наружу, он зажмурился – настолько светло здесь было.

Привыкнув к свету, он огляделся — в этом мире все было устроено иначе: где-то наверху раздавались разнообразные голоса, воздух был насыщен незнакомыми запахами. Рядом росло огромное дерево, чьи многочисленные ветви и листья создавали тень и прохладу. И только по просветам между ними можно было догадаться, что где-то там, высоко, было еще светлее и теплее, чем здесь. «Наверное, это с его корнями я беседовал под землей», — подумал Росток и тут же увидел, как ветви приветливо помахали ему в ответ. «Вот это да!…», — он был впечатлен.

— Смотрите! Еще один росток жизни! – услышал он восторженные голоса.

— Будь осторожен, не высовывайся, — советовали ему блеклые цветы. – Вот мы здесь незаметны, да и солнце нас не выжигает. Так безопасней.

И тут откуда-то сверху раздался голос:

— Здравствуй, я радо тебе! – и почувствовал необыкновенное, ласковое тепло, как будто его кто-то нежно обнял. Росток потянулся ему навстречу. – Я – Солнце. Я ждало тебя. – И сердце Ростка растаяло: «Оказывается, меня ждали, мне рады. И теперь мне уже не страшно».

Шли дни. Маленький, тонкий, слабенький поначалу Росток постепенно крепчал, обрастал листьями и тянулся, тянулся вверх в своей неуемной жажде жизни.

Иногда налетал сильный ветер, хватал Росток за стебель и раскачивал его изо всех сил, а дождь своими тяжелыми холодными струями пытался прибить к земле. Они словно испытывали его: как ты, выдержишь? Но Росток уже знал: дождь не вечен, он закончится, ветер разгонит тучи и снова появится Солнце.

Однажды Росток спросил у него:

— А с тучами и дождем вы тоже в круговороте?

— У каждого свои задачи. Тучи и дождь приходят, чтобы напоить землю; ветер своей силой ломает слабых, а сильные остаются. А я лью свет и тепло. В отличие от них, я есть всегда, даже если тучи закрывают меня.

Большинство растений здесь жили давно и многое повидали, поэтому с удовольствием делились с новичком историями из жизни этого места. Они рассказали, что сад принадлежит семье, которая выращивает овощи, фрукты и ягоды для пищи и цветы – для красоты. Из их рассказов следовало, что у каждого растения было свое назначение: кто-то приносил пользу, кто-то – радость…

Тут заволновалось Дерево и зашумело ветками:

— Я тоже приношу пользу — участвую в круговороте дыхания жизни: поглощаю углекислый газ и выделяю кислород.

— Без деревьев нет жизни, вот, — гордо добавили листья.

— А еще мы создаем освежающую тень и поддерживаем ветер, который разносит семена, — добавило Дерево. — Так, кстати, здесь оказался и ты. А когда наступает осень, мы накрываем листьями землю, чтобы она не промерзла зимой. А весной, между прочим, наши умершие листья становятся удобрением почвы. Вот такой круговорот.

— А у людей тоже так? – спросил Росток.

— Люди… — зашумели все. – Они почему-то называют себя царями природы, — тяжкий вздох прокатился среди обитателей сада. – Они поставили себя выше круговорота природы и решили управлять ею…

— Гордыня, – с сожалением помахало ветками Дерево. – Кому она приносила пользу?… – Оно замолчало. Его удрученное молчание дружно поддержали все остальные. – Люди не понимают, — продолжило Дерево, — что законы природы – это законы Мироздания, а они – часть его. Разве могут люди зиму заменить на лето, а цветок заставить раскрыться прежде рождения бутона? Разве может малая часть успешно управлять целым? Мироздание регулируется цепью взаимосвязей, где одно порождает другое, из одного явления вытекает другое. Так и создается круговорот. И стоит нарушить хотя бы одно звено этой цепи, как нарушаются и все остальные связи.

Все обитатели стали оживленно обмениваться мнениями. А Дерево продолжило:

— Вот и нет среди них ни согласия, ни любви, ни уважения друг к другу. Вот и воюют… А что воевать-то? Посмотри на нас: разве мы сравниваем, кто из нас лучше? Нет. У каждого есть свое место и свое предназначение. Мы просто живем своей жизнью: у каждого свой срок роста, цветения и созревания плодов; и это неизменно. А люди свое предназначение понять не могут, поэтому и место в мире не могут найти. Вот и мучаются. Даже жаль их, — с сочувствием проговорило Дерево. — А ведь человек был создан как самое лучшее творение природы… — По саду прокатился вздох сожаления…

— Любви им не хватает. Любви… — прошептала красивая, приятно пахнущая Роза.

Так в тихих беседах протекали дни.  А однажды все увидели, что у Ростка появилась желтая головка, и обитатели сада дружно и радостно приветствовали ее появление:

— Поздравляем! Скоро ты станешь совсем взрослым!

Росток вежливо раскланялся; ему было приятно, что все увидели его изменения.

Он продолжал тянуться вверх – ему очень хотелось попасть туда, откуда лился яркий свет и исходило тепло. И чем больше тепла и света он ощущал по мере роста, тем крепче и выше становился, пока не достиг открытого пространства, где увидел голубое небо и шар Солнца. В этот момент он раскрыл свою головку и все ахнули: он был похож на Солнце – такой же круглолицый, с яркими желтыми лепестками. И так же, как Солнце, раскрывался с его появлением, поворачивал голову вслед за ним и закрывался с его уходом. Все жители сада отметили эту его особенность и назвали его Подсолнухом. А Солнце любовалось им и обнимало его своими лучами, в которых он нежился. Совсем как любящие мать и дитя.

Но иногда Солнце скрывали облака и тогда Подсолнух грустил. Однажды он не выдержал и спросил:

— Почему ты прячешься от меня? Ты меня больше не любишь? Зачем ты даешь волю злым ветрам и холодному дождю?

— А ты бы смог выжить без дождя? Смог бы проверить свои силы без ветра? – спросило его Дерево.

Поразмыслив, Подсолнух вынужден был признать, что не смог бы.

— Все хорошо в меру, — весомо покачало Дерево ветвями. – Птицы рассказывали, что в пустынях потому и пусто, потому и ничего не растет, что там есть только палящее солнце. Все, что чересчур, приносит вред.

Тут выглянуло Солнце и, погладив лучом Подсолнух, сказало:

— Знай: я всегда рядом. Погода ли, непогода ли; видишь меня, не видишь меня, я всегда – слышишь? – всегда помню о тебе и люблю.

У Подсолнуха от этих слов затрепетало что-то внутри.

— Прислушайся к миру вокруг тебя, — продолжило Солнце. – Ты окружен и его любовью тоже, просто не замечаешь это.

Подсолнух прислушался. Птицы весело чирикали свои песни, ветерок легкими дуновениями мягко касался его; в воздухе была разлита тихая благодать. Он почувствовал, как все это обволакивало его существо, проникало в каждую его клеточку и рождало в нем чувство благодарности.

— Чувствуешь? – спросило Солнце.

— Да, чувствую. И мне в ответ тоже хочется поделиться радостью.

— Вот так и происходит Всеобщий Обмен Любовью.

Подсолнух задумался – это нужно было «переварить». Затем спросил:

— И так происходит везде, этот Обмен Любовью?

— К сожалению, нет. С тех пор, как люди стали бороться друг с другом за, как они это называют, «место под солнцем», этот обмен нарушен.

— А чего им бороться – тебя ведь хватает на всех?

— Помнишь, ты тоже стремился вытянуться, чтобы быть поближе ко мне?

— Помню, — смущенно пробормотал Подсолнух.

— Так и они. Только они ищут любви, теплых взаимных отношений. Когда-то в своей борьбе они утратили это и теперь многие родители не любят своих детей; в свою очередь, дети, не познавшие этой любви, не могут полюбить своих детей. Так отсутствие любви и передается из поколения в поколение. Поэтому они  стали сравнивать себя с другими, пытаясь убедиться, что лучше их. Они думают, что так смогут вернуть любовь к себе… А вместо этого обмениваются злобой и ненавистью.

— И что же делать? Как вернуть Всеобщий Обмен Любовью?

— Для начала остановиться и задуматься. Увеличивая зло, за чем все бегут, как ты думаешь? – спросило Солнце.

— … Не знаю… — растерянно пробормотал Подсолнух. Потом вскинул голову и воскликнул: — За любовью?

— Правильно. Нарушив Всеобщий Обмен Любовью, они, однако, нуждаются в ней и ищут ее. Потому что ненависть порождает смерть в разных ее проявлениях и только любовь порождает жизнь. Утратив любовь в себе, люди ищут ее у окружающих – в их внимании, одобрении, славе, успехе, деньгах. То есть в чем-то внешнем. Иногда они получают ее, но не делятся с другими и, тем самым, снова нарушают Всеобщий Обмен Любовью.

— И где же они найдут утраченную любовь?

— Там, где ее потеряли, разумеется, — с улыбкой ответило Солнце.

— Хм, — с сомнением покачал желтой головой Подсолнух. – И где же они ее потеряли?

— Смотри: ты – Подсолнух и тянешься ко мне за светом, который тебе необходим для роста и созревания твоих плодов. Ты получаешь его, расцветаешь и в этой атмосфере создаешь плоды любви, которую твои семечки передадут дальше, прорастая Подсолнухами – твоими детьми. Вот и получается, что ты порождаешь любовь в себе и делишься ею с другими, приумножая ее. Так и людям нужно открыть любовь в себе. Именно там она укрылась, а не вовне. Не там они ее ищут, потому и не могут найти.

Каждому человеку нужно вспомнить, что, как и ты, из миллионов возможных жизней родились именно они, и, значит, мир уже любит их.

Вспомнить, что, как они сами говорят, созданы по образу и подобию Бога, несут в себе его искру и родились в его любви. И эта любовь не оспорима.

Они любимы изначально и это – безусловная любовь: когда тебя любят не за то, что ты сделал что-то хорошее, а просто потому, что ты есть.

— И почему же они об этом забыли?

Солнце зашло за облако: нужно было обдумать и найти правильные слова, чтобы его дитя смогло понять.

— В отличие от вас, растений, — наконец, Солнце снова появилось, — все люди по своей сути разные, а потому – неповторимые. И уже поэтому могут любить себя. И поэтому не стоит сравнивать себя с другими. Ты родился, значит, ты избран миром, и поэтому у тебя изначально есть свое «место под солнцем», нужно только определиться – где оно. Вот вы, растения, не толкаетесь же – каждое растет на своем месте и знает, для чего предназначено.

— Ну, да, — согласился Подсолнух.

— И вот это, пусть поначалу несмелое, чувство любви и уважения к себе раскрывается в сердце, словно бутон. И, постепенно наполняясь этим ощущением, возникает желание поделиться им с другими. И эта энергия передается от тебя все дальше и дальше. И вот ты уже чувствуешь, как стоящий рядом с тобой дарит любовь тебе. Так и циркулирует Всеобщий Обмен Любовью.

— А что значит подарить любовь?

— Это значит, что ты приносишь ее в дар, не ожидая, что тебе дадут что-то взамен. Как это делаю я, — ответило Солнце. – И мне тоже приятно, когда слышу: «О, солнышко! Наконец-то ты появилось!». С этими словами я получаю ответное тепло.

— А вот я слышал, что любить небезопасно: откроешься, а тебя обманут и вместо любви обольют холодным душем ненависти, презрения или насмешек… — сказал чей-то тихий голос.

— Чего ждешь, то и получаешь, — медленно произнесло Солнце. – Я расскажу тебе притчу «Засохшее дерево»:

«У дороги стоял ствол засохшего дерева. Ночью прошел мимо него вор и испугался – подумал, что это стоит, поджидая его, полицейский. Прошел влюбленный юноша и сердце его забилось радостно: он принял дерево за свою возлюбленную. Ребенок, напуганный сказками, увидав дерево, расплакался: ему показалось, что это привидение. Но во всех случаях дерево было только деревом. Мы видим мир таким, каковы мы сами».

Солнце помолчало, а потом повторило:

— Что ждешь, то и видишь.

— А ты думаешь, я не пробовал по-другому?! – воскликнул все тот же голос. Все стали оглядываться, чтобы понять, кто это говорит, но обладатель голоса прятался ото всех.

— И что получалось?

— Да ничего хорошего – все оставалось по-прежнему.

— А когда пробовал, о чем думал? — хитро прищурившись, спросило Солнце.

— Ну, … думал: ладно, попробую, проверю.

— То есть было так: я, конечно, попробую, но, на самом деле, я не верю в это. То есть ты, по-прежнему, ждал боли, ждал удара, так?

— Ну, так, — нерешительно подтвердил этот кто-то.

— Вот теперь подумай: что прячется за твоими мыслями?

Неизвестный молчал. Наверное, задумался над ответом. Потом сказал:

— Мне страшно снова испытать боль: я стараюсь дать, а меня отвергают.

— То есть получается, что в этот момент ты со страхом ждешь боли, правильно?

— Да, правильно, — удрученно ответил голос.

— А ты знаешь, что вместе со Вселенной ты настроен на связь «передача сигнала – прием сигнала — передача ответа – прием ответа»? Что ты со Вселенной составляешь единое целое, как оркестр?

— Это как? – голос послышался ближе.

— Смотри: ты испытываешь страх и, значит, передаешь его ей: «Мне так страшно. Я знаю: будет больно». Вселенная принимает твой заказ: «Страшно. Больно». Что ей остается делать? Только передать тебе, как ты думаешь, что?

— Ну, не знаю… — по напряженной тишине чувствовалось, что ему не хотелось озвучивать то, что он уже понял.

— Ты уже, наверное, понял, что Вселенная будет выполнять твой заказ: то есть посылать тебе тех, кто причинит тебе боль. Ты согласен со мной?

В траве кто-то зашевелился; наверное, это был знак его молчаливого согласия.

— А теперь представь себе, что внутри тебя живет не страх боли, а что-то совсем другое. Ну, например, для начала такая мысль: «Я ничего не буду ждать. Я просто хочу ощутить, какая там атмосфера – без моего страха?». То есть ты просишь Вселенную сыграть ее музыку. И теперь прислушайся.

Все обитатели сада, затаив дыхание, замерли.

— Какую музыку ты услышал? – спросило Солнце.

— Я услышал ровное звучание, которое проникало в меня и уходило куда-то далеко-далеко, пронизывая все вокруг и включая звук каждого в общую ткань оркестра. Ощущение единства и гармонии.

— Услышал ли ты какие-нибудь угрожающие звуки? Почувствовал ли исходящую от мира опасность?

Неизвестный помолчал и затем растерянно ответил:

— Нет…

— А что ты почувствовал?

Тот снова помедлил и затем произнес:

— Покой, … умиротворение, … — он нерешительно подбирал слова. – Согласие всего со всем, — уже твердо сказал он.

— Тебе нравится такое звучание Вселенной?

— Да, нравится.

— А теперь скажи ей это, — предложило ему Солнце.

— Что сказать? – не понял неизвестный.

— Скажи ей о чувствах, которые она в тебе вызывает, — пояснило Солнце.

Он некоторое время молчал; видно, слова давались ему с трудом. Наконец, заговорил:

— Мир, я – часть тебя. Я хочу звучать в гармонии с тобой.

— И что ты услышал в ответ?

Тот прислушался.

— Эхо, — с недоумением ответил неизвестный. Теперь его голос раздавался еще ближе. – Почему – эхо?

— Подумай сам, — предложило Солнце.

— Эхо повторило мои слова, — рассуждал он. – Значит, мы звучим одинаково? Значит, мы – в согласии?

Солнце улыбнулось и кивнуло.

— А теперь вспомни: что ты сейчас делал?

Голос задумчиво ответил:

— Сначала я хотел узнать, как звучит Вселенная. А потом мне захотелось звучать с ней вместе.

— И что ты получил в ответ?

— Эхо… То есть то, что послал сам.

— И что это значит?

— И это значит: что посылаешь, то и получаешь. Теперь я понял это, — и из травы показался Дождевой Червь. Он помолчал, а затем продолжил: — И это значит, что мне нечего опасаться: мне не будет больно – ведь я не жду боли. И это значит, что теперь я свободен от нее. И теперь я – как камертон, — с восторгом сказал он, — я управляю всем в своей жизни: на какой тон настраиваю оркестр, такую музыку и слышу. Уфф! Вот это да!… Спасибо тебе за этот удивительный урок! – воскликнул он и уполз обратно под землю.

Подсолнух, увлеченный беседой, не заметил, что Солнце уже собиралось садиться за горизонт.

— Пора спать, — зевнув, сказал он и свернул свои лепестки.

Смерклось; наступила тишина: мир готовился ко сну – завтра новый день. Завтра оркестр Вселенной снова будет играть свою музыку. Но теперь в нее вплетутся и согласованно зазвучат партии Подсолнуха и Дождевого Червя, добавляя новые звуки, новые краски и создавая круговорот любви – Всеобщий Обмен Любовью.

 

 Автор: Валентина Риторова, психотерапевт

© 2014. Риторова В. Все права защищены

TEXT.RU - 100.00%

 

Добавить комментарий