Талисман

9 Окт

Талисман

 Талисман  Я – янтарь.

Когда-то я был каплей смолы, которая медленно стекала по стволу сосны. Ко мне присоединялись другие капли. Постепенно мы спускались все ниже и ниже. По пути к нам приклеивались кусочки коры, листика, песчинки, зазевавшееся насекомое. Так я увеличивался в размерах, пока не попал в море. Вода была холодной и я замерз – окаменел и стал янтарем.

Я долго находился в море: в спокойную пору лежал на дне, во время штормов перемещался с места на место в толще воды. Шли годы, десятилетия, столетия… Зимы сменялись летом; после тепла снова приходили холода…

А во время очередного шторма я оказался на мелководье и меня вместе с тиной выбросило на берег. И я стал жить жизнью обычного камня, лежащего на берегу.

А однажды сюда пришли мужчина и мальчик. Мужчина долго стоял и смотрел на море, а мальчик бегал по берегу, кидал палки и камешки в воду и шумно радовался своей игре.

И тут ему в руки попался я. Поначалу он не обратил на меня никакого внимания и хотел было бросить в воду, как и все предыдущие камни, но остановился. Он ощутил, что я не похож на те камни. Я — другой: я – легкий.

Мальчик удивленно осмотрел меня со всех сторон, ощупал, погладил и в нерешительности задумался: бросить меня в воду или нет? Так ничего не решив, он подошел к мужчине и, вытянув руку со мной на ладони, сказал:

— Смотри, папа, что я нашел.

Мужчина взял меня в руку, повертел и задумчиво произнес:

— Да,… необыкновенный камень. Похож на слезу природы. – Помолчал и потом спросил: — И что ты хочешь с ним делать?

Мальчик подумал некоторое время и ответил:

— Ты сказал: слеза природы. Красиво. Раз ты так назвал его, я возьму его с собой.

Так я остался в этой семье.

Сначала я просто лежал в довольно темном месте. Мальчик иногда брал меня в руки и рассматривал: ведь я и в самом деле необычный камень. А один раз положил меня на полку рядом с окном, где было много света.

На следующий день Мой Мальчик – так я стал его называть – увидел, как солнечные лучи осветили меня, и я как бы зажегся изнутри. Он взял меня, посмотрел сквозь меня на солнце и увидел, что во мне есть кусочки коры и листика, насекомое, которое когда-то бежало мимо, да так и осталось во мне навечно. Мой Мальчик долго с интересом рассматривал меня на солнечном свете, поворачивая то одной стороной, то другой, а потом пошел к отцу и воскликнул:

— Папа, посмотри на него на солнце!

Мужчина взял меня и тоже посмотрел на свет. А Мой Мальчик сказал:

— Папа, это – Солнечный Камень.

Мужчина улыбнулся и произнес:

— Да, тебе повезло: найти такой камень – это удача. Храни его.

Мне так понравилось, что они обо мне говорили… А имя – Солнечный Камень – меня привело в полный восторг, что, мне кажется, я сам засветился солнечным светом. И еще я подумал: может быть, я и вправду могу приносить удачу?

Теперь Мой Мальчик часто брал меня в руки, рассматривал на солнце и настолько привык ко мне, что вскоре мы с ним стали неразлучны. Он рассказывал мне все, что случилось в течение дня, а я молча выслушивал его. Когда ему было плохо, я отдавал ему свое тепло; когда ему было хорошо, я светился его радостью.

… Прошло несколько лет. Мой Мальчик подрос, стал юношей и уехал куда-то на некоторое время: как говорили в семье – учиться. Меня он с собой не взял, чтобы не потерять, и я остался в его комнате один.

Пока Моего Мальчика не было, в его комнату никто не заходил и мне было одиноко. Я стал тускнеть и у меня даже появилось ощущение, что я скукоживаюсь и темнею от тоски.

Однажды я услышал радостный переполох и крики по всему дому: «Он приехал!». Меня охватило волнение. И тут распахнулась дверь и вошел Мой Мальчик.

Он повзрослел и возмужал. Я так обрадовался, что подпрыгнул бы, если бы мог.

Я лежал на полке и с нетерпением ждал, когда Мой Мальчик вспомнит обо мне. Мне так этого хотелось, что я стал напряженно думать об этом, посылая ему призыв: вспомни обо мне! Я тут! Я жду тебя! Я так рад тебе! Я так скучал по тебе!

Он принес свои вещи, переоделся и – ура! Он услышал меня! – подошел ко мне, взял в руку и сказал:

— Привет, мой Солнечный Камень! Я так скучал по тебе!

Я так обрадовался, что от этого во мне появились пузырьки.

— Ты вырос, — мысленно сказал ему я. И услышал в ответ:

— И ты изменился – в тебе появились темные части.

— Да, ты прав. Мне было одиноко без тебя.

— Иногда мне очень не хватало тебя…, — глядя на меня, с нежностью сказал Мой Мальчик. – Мне так хотелось, как раньше, рассказывать тебе о моих успехах и неудачах, трудностях и радостях… Там, вдали от тебя, мне казалось, что ты приносишь мне удачу, — и он погладил меня.

Я был в восторге: мы снова вместе!

И снова потекли дни, когда Мой Мальчик брал меня в руки, разговаривал со мной, советовался, задавал вопросы, ответы на которые искал. А я посылал ему свои импульсы – подсказки или тепло поддержки.

Однажды Мой Мальчик сказал, что ему нужно уезжать. Я забеспокоился: неужели он снова не возьмет меня с собой? Он говорил о важности поездки, о своих планах… Но я не слушал его, а усиленно посылал ему сигнал: возьми меня с собой – я тебе нужен!

Так продолжалось несколько дней.

Наступил день его отъезда. Вещи были собраны, Мой Мальчик прощался с родными. А я уже просто кричал: возьми меня! Тебе будет плохо без меня! Я чувствую это!

Я, буквально, разрывался от мысли, что он не возьмет меня с собой. В моем воображении вставали картины будущего: какие-то кровопролитные бои, несчастные случаи, которые могут произойти ним; неудачи, которые могут возникнуть в его жизни. Я знал: я – тот, кто может уберечь его от этого, предупредить… И я понял: я должен сделать все, чтобы Мой Мальчик взял меня с собой. От этих переживаний во мне даже появились трещинки.

Когда он попрощался со всеми и вошел в свою комнату за вещами, я, буквально, не отрывал от него взгляд и посылал ему импульс: возьми меня! Мне казалось, он, занятый своими мыслями, не слышит. Он, наверное, почувствовал это, потому что поднял голову и взглянул на меня. Я замер. Он улыбнулся и со словами «Ну, как же я без тебя!» взял меня. Уфф!

Мой Мальчик посмотрел на меня и, увидев мои трещинки, спросил:

— Ты боялся, что я не возьму тебя с собой?

Я мысленно кивнул.

— Нет, — продолжил он, — теперь мы будем вместе всегда. – С этими словами он положил меня во внутренний карман и прижал к груди. Там было тепло и чувствовалось ритмичное биение его сердца. И от этого мне стало так хорошо, что я тут же успокоился.

Так начался новый этап нашей жизни.

Мой Мальчик ходил в походы, побеждал в боях, имел успех у женщин. Если появлялись враги, их планы всегда расстраивались. Ему везло во всем, а неудачи избегали его. Потому что рядом всегда был я. Я предупреждал его об опасности, подсказывал ему лучший вариант. Все стали говорить: ему благоволит судьба. А меня он стал называть необычным именем – Талисман. Это имя звучало странно, но было приятно мне.

Со временем Мой Мальчик женился. У них родились дети, а семья была очень дружной. Но нашу с ним тайну он никому не открывал; просто рассказывал обо мне как о своем таинственном друге, который помогает ему в трудную минуту. Дети завороженно слушали его рассказы и мечтали познакомиться со мной. А он говорил, что передаст меня одному из них по наследству. Так я стал семейной реликвией.

Шло время. Я уже перестал быть шероховатым: Мой Мальчик так часто держал меня в ладони, что отполировал. Он поседел, уже никуда не ездил, а все чаще сидел у камина, вспоминал свою жизнь и разговаривал со мной или с женой.

Потом он сильно заболел и все время вынужден был лежать в постели. Как-то раз он позвал к себе своих сыновей и сказал, что Талисман перейдет к тому, кого тот выберет сам, потому что Талисман – дитя природы, дитя свободы и насильно помогать не может. Что просто в один день кто-то из них обнаружит этот предмет у себя. Это и будет его Талисман, с которым нужно будет подружиться и оберегать от чужих глаз, тогда он будет помогать своему владельцу.

А в один день мы оба почувствовали, что приближается смерть. Я ничем не мог помочь Моему Мальчику: смерть – явление природы, перед которым бессильны все. Я просто лежал в его теплой ладони, пока она не похолодела. Я был с ним до конца.

Когда его мертвая рука ослабела и ладонь раскрылась, я выпал и закатился под мебель. Я снова остался один. Но теперь это было другое одиночество: мне нужно было побыть одному и попрощаться с Моим Мальчиком. Это было трудный момент для меня – ведь мы столько пережили вместе…

В этот день в доме была непривычная тишина – все ушли: у них это называется «похороны». Я погрузился в воспоминания о жизни Моего Мальчика и мне показалось – он прожил не зря.

… Через некоторое время жизнь в доме вернулась в прежнее русло. Я окончательно попрощался с Моим Мальчиком, свернул нашу связь с ним и стал думать, кого из его сыновей выбрать.

Я точно знал, что не хочу поддерживать безрассудство и легкомыслие, безответственность и нерешительность. Ведь я помогал Моему Мальчику в том, чем он не мог управлять сам — чего не мог предусмотреть, не мог знать: я удерживал от преждевременных поступков или, наоборот, поторапливал его, если время пришло. Я все время предупреждал события на шаг раньше. Я был воином. Я стоял на страже.

Вы можете сказать, что моя служба похожа на работу Ангела-Хранителя? Да, вы правы. Мы с ним действуем сообща; мы всегда на связи. Просто моя функция более приземленная, а Ангел-Хранитель связан с божественным уровнем, мне неподвластным. В его руках – создание условий и нужного момента времени.

Правда, говорят, у человека есть интуиция… Но она мне говорила как-то: ее мало кто слушает. Вот для таких случаев существую я – Талисман как предмет вещественный, материальный. А Ангел-Хранитель и интуиция – существа неземного происхождения.

Итак, я лежал и думал, кого из сыновей Моего Мальчика выбрать. Наконец, я принял решение. Оставалось только попасться на глаза тому, кого я предпочел. Ну, это было делом техники: я договорился с небольшими предметами в комнате, что они «случайно» упадут или закатятся поближе ко мне, когда средний сын дотронется до них, а дальше мне останется только послать ему импульс посмотреть на меня. И я начал готовить эту «операцию»: стал устанавливать мысленную связь с будущим владельцем. Когда связь была установлена и он начал чувствовать меня, наступил черед создания цепи событий, в результате которых сын Моего Мальчика обнаружит меня.

Так и случилось: когда предмет упал на пол недалеко от меня, средний сын нагнулся поднять его и увидел меня. Он положил меня на ладонь и сказал:

— Так вот ты какой!.. Ну, здравствуй. Теперь ты будешь со мной. Я рад этому, — погладил меня и прижал к груди. Как Мой Мальчик когда-то… И я понял: я сделал правильный выбор.

Так я стал служить этой семье, переходя от отца к сыну, из поколения в поколение. Обо мне рассказывали истории, слагали легенды. За столетия, что я оставался в этой семье, я возмужал и заматерел: мне уже достаточно было дуновения ветерка, чтобы определить будущую ситуацию – опасна ли она для моего обладателя.

Но однажды случилась беда. Нет, не с моим владельцем – их не было – с их домом. Случился пожар и все сгорело.

Я-то не пострадал – завалился в глухой уголок, так весь пожар там и пролежал. Меня засыпало пеплом, какими-то предметами, … Мой владелец еще долго искал меня после пожара, но я уже ничем не мог ему помочь. Так я там и остался.

Прошло время. Пожарище стало зарастать травой и кустами. Сюда прибегали играть мальчишки. Мне уже казалось, что я так и останусь здесь навсегда.

Но однажды пришел пожилой мужчина, стал копать яму и наткнулся на меня. Откопал, слегка почистил, чтобы понять, что нашел. Потом положил меня в карман — видать, моя судьба лежать в кармане, а на мое место положил что-то и снова закопал.

Дома он меня как следует помыл, внимательно рассмотрел и остался доволен своей находкой. Какое-то время антиквар – как я это потом выяснил – часто брал меня в руки, рассматривал, согревал теплом своих рук и, казалось, не знал, как со мной поступить. А я снова начал светиться, правда, не очень заметно.

А однажды он принес меня в свою антикварную лавку и положил на прилавок, который ярко освещало солнце. Перемещаясь по лавке, он случайно взглянул на меня и увидел, как я ярко горю на солнечном свете. Он воскликнул:

— А ты, оказывается, солнечный камень! Тебе нужно лежать на солнце! – и положил меня на верхнюю полку рядом с окном. Так я остался в антикварной лавке.

Мне было здесь хорошо: жизнь в лавке текла неспешно; я нежился в лучах солнца, наблюдая сверху за посетителями, а по ночам вел неторопливые беседы с предметами, которые были в лавке антиквара, порой такими же древними, как и я. Одни предметы появлялись, другие исчезали – их кто-нибудь покупал. Мы многое повидали; у каждого из нас были увлекательные истории, которые мы рассказывали друг другу. В общем, жизнь в лавке была интересной.

Еще нам было интересно наблюдать за посетителями: одни из них приходили регулярно – узнать о новых поступлениях, другие просто – из любопытства. Часто посетители спрашивали, сколько стоит солнечный камень, но антиквар почему-то меня не продавал.

В этот день в лавку зашли женщина с девочкой. Женщина с интересом рассматривала предметы, выставленные на продажу, а девочка с любопытством глядела по сторонам.

Я посмотрел на нее и меня охватило непонятное волнение: девочка кого-то мне напоминала. Но – кого? Я лихорадочно перебирал в памяти людей, с которыми встретился за свою многовековую жизнь. Кого?

И тут девочка повернулась ко мне лицом и я увидел ее глаза. Эти глаза, этот взгляд… напомнили мне о Моем Мальчике. Не может быть! Я еще раз вгляделся в девочку, теперь уже очень внимательно. Да, сомнений нет: и глаза, и посадка головы, и еще что-то неуловимое, но такое знакомое, родное было в ней. И я понял: мой час настал.

За долгие годы, что я пролежал на пожарище, да и здесь, у антиквара, я не тратил свою энергию. Теперь она мне понадобилась.

Я приложил все усилия, чтобы установить мысленный контакт с девочкой. И мне это удалось: она повернулась в мою сторону, увидела меня в сиянии солнечного света и воскликнула:

— Мама, смотри, какой красивый!

Женщина бросила на меня короткий взгляд – она была поглощена своими мыслями – и коротко подтвердила:

— Да, красивый.

Я стал посылать обеим импульс: «Возьмите меня! Я принадлежу вашему роду. Я – ваш талисман!».

Я напряженно смотрел на женщину – ведь именно от нее зависела наша с девочкой судьба. На самом деле, это был экзамен для ее материнского сердца – почувствует ли она важность меня для ее дочери, даст ли согласие взять меня с собой?

Девочка снова воскликнула:

— Как он сияет! Как камень солнца!

Женщина снова взглянула на меня. Я ждал: я не хотел влиять на ее решение – пусть на то будет ее свободная воля.

Женщина долго смотрела на меня и о чем-то размышляла. Я не хотел читать ее мысли. Я просто ждал.

— Мама, мне он нужен, — не по-детски твердо сказала девочка.

И я почувствовал: женщина приняла решение. Она спросила:

— Сколько стоит солнечный камень?

Антиквар уже давно наблюдал за нами: за долгие годы работы в лавке он многое повидал и уже мог читать в лицах своих посетителей их помыслы и видел, что движет ими, когда они смотрят на предметы, продающиеся в его лавке.

Кем-то двигало тщеславие – иметь в собственности дорогую или раритетную вещь. Пальцы коллекционеров лихорадочно «загребали» вожделенные предметы старины. Богатые красотки хищно высматривали старинные или уникальные украшения. Только в глазах этой девочки не было алчности; в ее облике было нечто загадочное, непонятное; казалось, что между ней и янтарем образовалась какая-то невидимая связь – как будто встретились когда-то давно потерявшие друг друга души.

Подумав немного, он ответил:

— Нисколько. Эта вещь пришла ко мне сама. Наверное, я был просто ее хранителем. А теперь солнечный камень нашел свою хозяйку. Как пришло, так и ушло.

Он взял меня с полки и передал девочке. Я вспыхнул в лучах солнца ярким золотистым светом – в благодарность антиквару.

— Теперь он — твой.

Затаив дыхание, девочка осторожно положила меня на ладонь, посмотрела на меня и прижала к груди. Совсем как когда-то — Мой Мальчик. И я понял: мы нашли друг друга – я и семья, которую я когда-то утратил.

— Спасибо, — тихим счастливым голосом сказала девочка антиквару и подбежала к матери. Глядя на ее счастливое лицо, женщина улыбнулась.

— Какими, порой, странными путями к нам приходит счастье… — сказал антиквар.

Так я снова обрел дом и семью.

Я снова лежал на полке у окна. По утрам первым приветствовал солнце, а оно дарило мне свое тепло. Я снова оберегал и предсказывал. Но теперь я еще помогал Девочке исполнять ее желания.

Так же, как Мой Мальчик когда-то, Девочка разговаривала со мной, делилась произошедшими за день событиями, и поверяла тайны. Я снова сопровождал свою владелицу по важным поводам. А Девочка тихо радовалась, что обрела друга.

Шло время. Моя Девочка – так я стал ее называть – росла. Я во всем поддерживал ее, мысленно говоря: «У тебя все получится! Я верю в тебя!». И она повторяла за мной: «У меня все получится! Я верю в себя!».

Со временем я научил ее исполнять свои желания, а она всегда говорила:

— Спасибо тебе. Ты помог мне.

Я сиял от удовольствия и отвечал ей:

— Я восхищаюсь тобой.

Как-то я услышал разговор родителей Моей Девочки: ее мать отметила, что раньше Девочка часто жаловалась, что у нее ничего не получается, а теперь перестала… А отец спросил: и давно это? Не с тех ли пор, когда появился янтарь? И женщина, подумав, согласилась с ним.

И дело было даже не во мне. Моя Девочка становилась другой: в ней росла вера в себя.

Шло время. Я помогал ей все меньше, а она все чаще рассказывала мне о своих успехах и победах. С каждым днем она становилась все более уверенной. И я все чаще чувствовал: это не столько моя помощь, сколько ее собственные достижения. Я просто был рядом — талисманом на удачу.

И тут я понял: я сделал главное – помог Моей Девочке обрести веру в себя. Теперь Вера в Себя была в ней и сопровождала ее повсюду. А я, по-прежнему, оберегал, предсказывал, предостерегал. Как и раньше.

И еще теперь я часто слышал, как она шептала: «Я знаю: у меня все получится! Я верю в себя!».

TEXT.RU - 100.00%

 

Автор: Валентина Риторова, психолог-консультант

© 2013. Риторова В. Все права защищены

 

Добавить комментарий