Мои литературные этюды на основе русских сказок

26 Июн

Письмо Репы

Привет, племяша.

Давно не писала — не о чем было. А тут такое представление: футбол пацаны деревенские замутили — ваши с нашими. 

Мы, как паложено, в агароде, каждый на своём месте. Мы, напоминаю, всем составом фантов, как у вас теперь говорят: морковки с хвостами пушистыми на макушке; свеклы ботву выставили накрахмаленную; помидоры кусты свои приструнили; лук солдатиками выстроился, ну и я, твоя Репка, как и паложено, козырное место в центре заняла.

Напротив – незасеянное поле: так, трава растет. А сейчас — в середине лета — она под солнцем пожухла, сникла, но для футбола годится.

На поле вышли пацаны. Слева встали синие, справа зеленые. Палки по краям поля повтыкали и воротами обозвали. Зеленый из ворот мяч запулил и началось.

Мяч высоко взлетел, к нему центральные пацаны рванули. Один головой мяч стукнул, другой подлетел ногой швырнул, все бросились к воротам синих. Те рванули навстречу.

Мы, как и паложено фантам, орем, ботвой размахиваем. Пацаны молодцы, себя и ног не жалеют: толкают один другого, кто-то по дороге падает, кто-то мяч ногой поддает. Пас, еще пас. Все ближе к воротам синих бегут. Мелкий в воротах мечется туда-сюда, туда-сюда; морда красная — волнуется.

Зеленый трах по мячу. Тот, как бешеный, завертелся и пулей в ворота. Мелкий летит ему навстречу, руки тянет. Поймал.

Разбежался, бац по мячу, тот влет и пошел.

Снова забегали пацаны, мяч друг другу пинают, к зеленым воротам пробиваются. Зеленые толкаются, грудью на синих нарываются, подпрыгивают, вихрем вертятся под ногами, не пропускают к своим воротам. Один зеленый проскользнул под ногой синего, мяч выбил. Другой зеленый прибрал, подхватил и наяривает зигзагом — обгоняет одного синего, другого, третьего, швыряет четвертому зеленому. Тот мяч пинает, на всех парах несется к синим воротам.

Удар! Мяч летит, фанты поднялись и замерли, пацаны рты пооткрывали, ветер затих, звуки исчезли. Вратарь взметнулся вверх. Вот, сейчас…

Не долетел до мяча — тот пулей просвистел мимо его корявых рук.

Го-о-ол! Агарод взорвался и чуть не вырвался из земли. Фанты заорали. Вратарь рухнул на землю, схватился за голову, катается. Зеленые сбежались в кучу. Синие разбрелись по полю.

Есть! Один ноль в наш агарод. Чума, а не футбол.

Приезжай, племяша. 

Твоя тетка Репка

Про Лису и Волка

Лиса удобно расположилась в кресле, аккуратно уложив хвост вокруг себя.

— Позвольте представиться: Лисонька.

— Лы-сон-ка, — с трудом повторил Волк.

Лиса закатила глазки вверх.

— Лисонька.

Волк снова попробовал произнести это трудное имя:

— Лы …

— Да не Лы, а Ли. Мягенько, как на подушечке.

— Нэ могу. Русскый язык – такой ээ diff…

Лиса махнула лапой.

— Ладно, сэр, называйте меня мисс Фокс.

Волк с улыбкой закивал большой головой.

— Кофэ, коньяк? – и сглотнул слюну.

— Ммм … пожалуй, и то, и другое.

Волк подозвал официанта и сделал заказ.

— Lets start. Что ви хотыте мне предложить, — медленно проговорил Волк. «Russian. Аfter party yesterday. It,s impossible».

— Я написала детектив о Колобке. Хочу издать в вашем издательстве.

— Колобок – что ето?

— Ну, Колобок. Шар такой, как в баскетболе. Только из хлеба.

— А, Ball. Понымаю. Из хлеба – не понымаю.

Официант принес заказ. За окном снова пошел снег. Редкие машины проезжали мимо окон кафе, а прохожие вообще исчезли. Зажглись фонари, на тротуар лег свет ламп и тени посетителей кафе, сидящих у окон.

Лиса поежилась и обернулась хвостом. Волк жадно выпил коньяк и заказал еще.

У Лисы поднялись брови и застыли торчком вверх. Увидев ее реакцию, Волк поспешил успокоить собеседницу:

— Ви, Russian, умеете drink. Я еще не выучил. Вчера drink нэмного, а сегодна голова нэ моя. – Он потер голову.

— Да, с вами кашу не сваришь.

— Что значит «кашу не сварыш»?

— Ну-у-у … Не позавтракаешь, — с трудом вышла из положения Лиса. – Ладно, вернемся к нашим баранам.

— Why? – настала пора удивляться Волку.

— Это идиома, — объяснила Лиса, выпила коньяк и заказала еще.

— Я не idiot, — воскликнул Волк и снова схватился за голову, свесив язык на бок.

— Вы не идиот, это идиома – устойчивое выражение. Как let,s go. – «Сегодня уговорить не удастся, придется встречаться снова».

Ее внимание привлек мужчина, в плохоньком, давно не глаженом костюме, который чересчур усердно делал вид, что не наблюдает за ними. «Так, уже следят, органы крысиные. И как прознали про мой самиздат? Нет, надо браться за Волка как следует, а то не напечатают мой роман века заграницей. А это – последний шанс».

Отчего Репы не летают?

Кукушка в часах на стене хрипло откашлялась и бодрым голосом объявила:

— С Новым годом, дорогие товарищи!

— А сейчас радио оттарабанит, — не сдержалась Репа. И точно: радио воодушевленно подхватило:

— Доброе утро, дорогие товарищи! Начинаем утреннюю гимнастику, — и зазвучал марш, призывая начать с ходьбы на месте. В доме никто не пошевелился.

«Делать им нечего первого января, психи ненормальные. Вон – мои все в доме спят после встречи Нового года: хороводили до утра, какая уж тут зарядка». Подсохшим листиком Репа почесала бок. Листик слегка осыпался. «Все забываю, что не осень».

Репа взглянула в окно. С ее места на верхней полке, где она лежала одна — собратьям рядом места не хватило, был виден дальний лес с темно-серыми, засыпанными снегом соснами, и пустынная в этот ранний час дорога. И скучно, и грустно, и некому хвостик пожать.

На фоне неба, заплывшего сероватыми облаками, пролетела пара ворон. А эти чего? Вы еще покаркайте. Сидели бы, рано еще рассекать тут – все божьи твари спят еще в такую рань. К окну подлетела ворона, уставилась на Репу.

— Кто р-рано встает, тому Бог подает, — каркнула и улетела.

Репа разозлилась: «Отчего репы не летают, как птицы?».

Так, заразилась я что ли? Репа повернулась на бок, но взгляда от окна не отвела. Вороны пролетели в обратную сторону.

Нет, правда, отчего репы не летают?

Она представила, что по бокам у нее крылья, такие мохнатые, как у ангелов – в мультике недавно видела. Ну да, только ангельские крылья и могут поднять мои двадцать килограмм и унести в даль далекую.

Кстати, куда бы полететь? На Средиземноморье – к теплому морю? К фьордам – на красоты природы поглядеть? В горы?

А чего я в горах делать буду? Бока только и помну. Вычеркиваю. Эк меня понесло-то. Впрочем, мечтать так мечтать.

Репу резко выбросил из грез старческий хриплый голос кукушки:

— Московское время – шесть часов десять минут.

Радио откликнулось:

— Приступаем к водным процедурам.

Господи, когда они заткнутся? Так бы и запустила что-нибудь тяжелое в обоих – я ж не выбрала, куда  полететь! Они бы еще гимн включили и встать у флага заставили.

Репа вздохнула и повернулась на другой бок. Подумаю еще: это же не так просто – выбрать, куда полететь.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.